Что мешает России в рейтинге Doing Business быть в числе первых 50 стран

Битва за место в рейтинге Doing Business-2018 сейчас в самом разгаре. В прошлом году Россия поднялась в табели о рангах по показателю «Международная торговля» с 140-го места на 100-е. О том, насколько наша страна еще может улучшить свои позиции в этом рейтинге, в интервью «Российской газете» рассказал первый заместитель руководителя Федеральной таможенной службы (ФТС) России Руслан Давыдов.

Руслан Валентинович, из чего теперь складывается оценка нашей страны в Doing Business?

Руслан Давыдов: Показатель «Международная торговля» по своим параметрам отражает затраты бизнесом времени и финансов, связанные с ввозом и вывозом товаров из России. В нем учитываются издержки, связанные с документальным оформлением внешнеэкономической сделки, а также с перемещением товаров через границу. Оценка Doing Business является секторальной и осуществляется по двум кейсам для несырьевых товаров. Для России экспортные процедуры оцениваются по вывозу стали в Италию. А оценка импортных процедур осуществляется по ввозу автомобильных запчастей из Германии.

И какие здесь у нас успехи?

Руслан Давыдов: Сегодня, с учетом активного внедрения электронных технологий оформление импорта запчастей из Германии осуществляется в крупнейших наших органах - Балтийской и Московской областной таможнях в среднем примерно за три - три с половиной часа. Оформление экспорта во всех таможенных органах проходит еще быстрее - в среднем в пределах 30-40 минут.

Если конкретно брать экспорт стали, то сегодня, например, на Магнитке (Магнитогорский металлургический комбинат) 40 процентов экспортных деклараций выпускается автоматически, без участия инспектора в течение трех-пяти минут. А среднее время выпуска всех экспортных деклараций по стали на Магнитогорском комбинате составляет от 10 до 20 минут.

Однако эксперты Всемирного банка засчитывают нам 72 часа на совершение контрольных операций при экспорте. Откуда тогда они взялись?

Руслан Давыдов: Мы провели собственное исследование в соответствии с методологией Всемирного банка. Выяснилось, что размещение в морском порту экспортного товара за несколько суток до погрузки на судно - это обычная практика, независимо от времени, затраченного на таможенное оформление. Компании-экспортеру так удобно, поскольку хранение в порту бесплатное - до 30 суток, можно не нагружать свои складские мощности и не спеша формировать товарную партию на отправку. К тому же Минтранс России (ведомство, в чью компетенцию входит правовое регулирование деятельности морских портов) своим приказом 2014 года предписывал размещать контейнер за 48 часов до погрузки на судно. Эти часы автоматически включались в отчет, потому что был подтверждающий документ - министерский приказ.

Мы провели переговоры с минтрансом, и коллеги пошли навстречу и нам, и бизнесу, отменив требование о 48 часах. Приказ об этом зарегистрирован в минюсте в апреле этого года. Теперь ВБ должен учесть «минус двое суток» при составлении рейтинга-2019, так же, как и другую информацию о сокращении сроков прохождения процедур, которую мы им передали и представили экспертам Всемирного банка во время их недавнего визита в Москву «живьем» - на выборках из наших аналитических систем и баз данных.

Но и нынешнее место в рейтинге - уже определенный успех. За счет чего удалось его добиться?

Руслан Давыдов: Повышение оценки стало возможно благодаря системному реформированию таможенной сферы, где взаимодействие государства и бизнеса постепенно трансформировалось. За последние годы в несколько раз сокращены сроки совершения таможенных операций.

Взаимодействие с декларантом осуществляется в электронном виде. Сведения о товарах обрабатываются автоматически, большой процент деклараций уже регистрируется и выпускается без участия инспектора. Бизнес работает с таможней через созданный нами личный кабинет, все меньше случаев, когда нужно приезжать с бумажными документами на таможенный пост. Отменена обязанность подавать лицензии и другие разрешительные документы. Упрощен порядок уплаты таможенных платежей, централизован учет платежей на едином лицевом счете участника внешнеэкономической деятельности (ВЭД), что удобно для него. Внедрен электронный транзит товаров. Информация о выпущенных товарах в режиме онлайн доступна участнику ВЭД как электронный сервис.

Для нас место в рейтинге не самоцель. Скорее это определенный индикатор, который позволяет отслеживать, как меняется ситуация и как меняется ее восприятие за рубежом. Но для создания комфортной среды, удобной для российских участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) и понятной для иностранных инвесторов, безусловно, нужны ориентиры. Таким ориентиром и служит рейтинг Doing Business, известный всему миру.

30 стран, лидеры в таможенном деле, заявили, что Doing Business не дает объективной оценки по этому направлению.

А судьи кто?

Так насколько объективен и применим к нашим условиям рейтинг Doing Business? Не секрет, что далеко не все страны согласны с методикой составителей рейтинга.

Руслан Давыдов: Действительно, те страны, которые не получили высоких мест в рейтинге, а это, например, наши партнеры по БРИКС - Бразилия (139-е место), Китай (97-е место), поднимают вопрос о применимости этой методики для оценки реального положения дел. Они категорически не согласны, что этот рейтинг объективно отражает условия ведения международной торговли в их странах. На недавней встрече Всемирной таможенной организации (ВТамО) в Египте представители 30 стран, занимающих ведущие позиции в таможенном деле, прямо заявили, что Doing Business является узкосекторальным и не дает объективной оценки состояния дел в области регулирования международной торговли.

Давайте посмотрим, кто лидирует в этом рейтинге? Места с первого по семнадцатое в нем делят страны Евросоюза. Они торгуют между собой. При этом между ними нет таможенных границ, они находятся в Европейском экономическом союзе. На все процессы, по данным рейтинга, уходит порядка часа. Эти страны по определению невозможно обойти в рейтинге государствам, у которых главный торговый партнер находится за пределами таможенного или экономического союза. Или возьмем пример Белоруссии. У нас одни таможенные процедуры, один Таможенный кодекс, мы входим в Евразийский экономический союз. Однако в рейтинге она занимает 30-е место - значительно выше, чем мы сегодня. Дело в том, что у Белоруссии главный партнер и по экспорту и по импорту - Россия, и у нас нет таможенной границы. А у России для целей рейтинга крупнейшие торговые партнеры - Германия и Италия. Нет иной существенной разницы в условиях ведения международной торговли между нами и Белоруссией, которая могла бы объяснить такое большое расхождение в рейтинге Doing Business.

Какое место Россия должна бы занимать в рейтинге Doing Business по «Международной торговле», если бы подсчет велся объективно?

Руслан Давыдов: Если бы у России основным торговым партнером была страна, входящая в ЕАЭС, то Всемирный банк вынужден был бы ставить нам по многим показателям нулевые затраты времени. И мы оказались бы в группе лидеров, близко к позиции, которую сейчас занимает Беларусь. Но даже с учетом наших основных торговых партнеров реальное место России по разделу «Международная торговля» должно быть в числе первых пятидесяти стран.

Открываем новый счет.

Есть ли шанс, что вам удастся доказать обоснованность своей позиции?

Руслан Давыдов: Всемирный банк должен учитывать в рейтинге вступление в силу новых законов. С января этого года заработал новый Таможенный кодекс ЕАЭС, который четко определил время выпуска товаров - 4 часа. Отменен, как я уже говорил, приказ Минтранса России. Все это официально нами представлено, и мы считаем, что эксперты банка учесть это просто обязаны. Мы хотим, чтобы были скорректированы показатели, и вместо 72 часов, которые были для рейтинга-2018 по экспорту, осталось не более 7, а по импорту не более 9-10 часов с учетом всех операций в порту или при прохождении сухопутной границы. Будем надеяться, что на этот раз наши аргументы будут восприняты банком и нам удастся существенно улучшить позиции России в новом рейтинге.

А есть другие механизмы, чтобы оценить, эффективно ли работает таможня?

Руслан Давыдов: В рамках Всемирной таможенной организации такая система - performance measurement - уже разрабатывается. Это единственная профессиональная таможенная международная организация, которая задает стандарты и правила в таможенном деле. Она готова вести независимую систему оценки эффективности деятельности таможеннмых служб. За основу берется время таможенной очистки товаров. Этот показатель куда более объективно отражает существующее положение дел с таможенным администрированием в той или иной стране. И это одна из инициатив, которую продвигает Россия. Наша страна вообще активно участвует в международном таможенном сотрудничестве. Сейчас возглавляет Европейский регион Всемирной таможенной организации, в который входит 51 страна плюс Евросоюз.

Что предстоит сделать для улучшения позиции России помимо борьбы за чистоту подсчета индекса?

Руслан Давыдов: Мы считаем, что наша главная задача в этой области - это улучшение делового, инвестиционного климата в России. Таможенная служба реализует комплексную программу развития до 2020 года. За это время в стране будет развернута сеть электронных таможен.

Оформление будет сосредоточено в 16 центрах электронного декларирования. Декларант будет контактировать с инспектором только в случае необходимости на постах фактического контроля. Да и инспектор в центрах электронного декларирования не все декларации будет видеть на экране, ведь большая их часть будет выпускаться информационной системой таможенных органов автоматически, без участия человека. Основа этого уже заложена, сейчас мы этот глобальный проект реализуем. Помимо этого, в майском указе президента по линии таможенной службы кроме безусловного исполнения задач по пополнению федерального бюджета мы видим для себя несколько первоочередных целей - развитие международной кооперации и экспорта, особенно несырьевого неэнергетического, цифровизация экономики и поддержка малого и среднего бизнеса. Это системные, крайне важные для нашей страны проекты, в решении которых таможенная служба уже принимает участие. По каждому из этих направлений мы готовим перечень мер и предложений. Ведь таможня - это не только фискальный или правоохранительный орган, это еще и инструмент реализации экономической политики.

Трекеры и taxfree

Вопрос по интернет-торговле. Получается ли справиться с оформлением все возрастающего потока международных посылок?

Руслан Давыдов: В последние годы количество пересылаемых товаров, приобретенных посредством электронной торговли, ежегодно увеличивалось вдвое. Сейчас в сутки обрабатывается более 800 тысяч трансграничных посылок. ФТС России проводит ряд экспериментов по упрощению и ускорению таможенного контроля в отношении международных почтовых отравлений. Сейчас мы с почтой готовимся запустить эксперимент по автоматизированному взиманию платежей. Товары для физических лиц стоимостью свыше тысячи евро, за которые положено уплачивать таможенные платежи, будут отслеживаться автоматически. Информация о цене посылки будет поступать напрямую с торговой площадки, где приобретался товар.

Какие технологические новинки ожидаются при цифровизации таможенного дела?

Руслан Давыдов: Перспективно сотрудничество с зарубежными таможнями по использованию «интеллектуальных трекеров» при транзите. Это элемент выстраивания безопасных цепочек поставки, когда можно проследить движение товара от точки его загрузки в той или иной стране до его выгрузки на складе в России. Дальше включаются другие механизмы прослеживаемости вплоть до реализации в розницу в магазине. В ближайшие два-три года мы вместе с ФНС России должны создать такую систему, когда на всех этапах движения прослеживаемых товаров можно отследить, что за товар уплачены таможенные, налоговые и иные платежи. Тогда увеличатся поступления в бюджет и при этом будет гарантировано качество товаров. Например, в России уже применяются пломбы ГЛОНАСС для контроля за транзитом отдельных товаров через Белоруссию на Казахстан. Сейчас такой проект для всего пространства Евразийского экономического союза (ЕАЭС) находится в процессе согласования, и запуск «пилота» в случае согласия и готовности наших партнеров может произойти уже в этом году. Более отдаленной представляется перспектива сотрудничества по этой линии с Китаем, где таможня уже активно применяет «интеллектуальные трекеры». Здесь может быть интересна идея предотгрузочной инспекции, когда в местах отгрузки на логистических терминалах за рубежом будут находиться российские таможенники и вместе со своими иностранными коллегами контролировать грузовые операции. Потом навешиваются «интеллектуальные трекеры» - и груз пошел. Он быстрее пересекает границу, доходит до места назначения, а самое главное - есть гарантия того, что груз не подменялся, что там именно тот товар, который заявлен, и по указанной стоимости.

В России начал работать проект taxfree. Готова ли оказалась таможня к его внедрению?

Руслан Давыдов: Конечно. Пока, на первом этапе при выезде иностранного гражданина таможенник на чеке taxfree проставляет оттиск личной номерной печати, проверив паспорт выезжающего и его товар. Эта система рассчитана на иностранных лиц, кроме граждан стран ЕАЭС. На втором этапе будет производиться электронное подтверждение вывоза товаров. Конечно, это потребует определенных затрат на доработку программных средств, которые обеспечивают информационное взаимодействие с ФНС России и уполномоченным оператором, а также на оборудование автоматизированных рабочих мест с выходом в интернет. Система taxfree уже внедрена на московском авиаузле (Внуково, Шереметьево, Домодедово), в Санкт-Петербурге (Пулково) и в Сочи. Через некоторое время она заработает во всех городах, где будут проходить игры чемпионата мира по футболу.

Российская газета